Почему в начале 21 века люди боятся летать по воздуху

(Статья в авиационный журнал)

Психологические факторы

Страх пассажира перед полетом на самолете обусловлен несколькими факторами.

Во-первых, человека пугает сама чуждая, непривычная земному человеку стихия. Человека мучают непривычные и неприятные ощущения: отсутствие твердой опоры, различные ускорения и замедления, нарушение равновесия, вибрации и шумы, отсутствие четкого определения внутренней «вертикали».  

Испуганный человек вслушивается в себя. Он постоянно находится в состоянии ожидания неведомых, страшных явлений: резкого крена, броска вверх или вниз, уменьшения оборотов двигателей, непонятных резких звуков и вибраций.  Его ужасает вид проплывающих рядом грозовых облаков с бесшумными разрядами молний. Он ожидает повторения неприятных ощущений, испытываемых в предыдущих полетах: давления в ушах, тошноты, головокружения, слабости. Такого пассажира давит нестерпимое желание завершения полета. Донимают мысли о возможности катастрофы.  Сердце сжимает страх высоты, ощущение пустоты под ногами, осознание себя выброшенным в пространство. Тревожное прислушивание ко всему, что происходит в самолете и вокруг него, нервное вздрагивание при каждом толчке, холодный пот – сразу выдают   пассажира, подверженного всем страхам полета.

Во-вторых, совершенно невыносима невозможность вмешаться в действия экипажа и как-то повлиять на исход полета. Многих мучает клаустрофобия – боязнь замкнутого пространства.  Угнетает вынужденное полное бессилие активного, деятельного человека, замкнутого в железной коробке. Чувство тревоги и несвободы не покидает человека весь полет.

В-третьих, отсутствие гарантий безопасности полета, которые хотелось бы выразить  привычными величинами (процентами, коэффициентами) при принятии решения на этот полет. Невозможность заранее, перед полетом, количественно оценить степень риска. Общее недоверие к авиакомпаниям, пилотам и самолетам, подогретое СМИ. Страх отказа авиационной техники. Опасения в здравомыслии пилотов: а вдруг они примут слишком рискованный вариант полета и увеличат степень опасности до недопустимой величины.

В-четвертых, явная нехватка или отсутствие информации собственно в процессе полета. Пассажир, пристегнутый к креслу и брошенный в пучину собственных переживаний, испытывает чувство заброшенности и одиночества. Его желание получить объяснения происходящему не удовлетворяется. Молчание капитана в полете воспринимается как отсутствие тепла и заботы со стороны экипажа,  бездушное отношение экипажа к пассажирам как к грузу.

В-пятых, отсутствие у пассажира необходимых авиационных знаний, придающих уверенности в полете. Человек не может объяснить себе простейших явлений и при каждом крене судорожно хватается за подлокотники кресла.  Авиационная культура российского народа весьма низка. Отсутствие популярных книг и другой достоверной информации по авиационной тематике  способствует возникновению слухов и домыслов, активно раздуваемых средствами массовой информации, создающих атмосферу, способствующую массовой боязни полета.

О жизни, проблемах и работе летчика популярных книг практически нет.  Та литература, с помощью которой создавался и культивировался в обществе образ авиатора, устарела и не имеет ничего общего с реальной жизнью экипажа воздушного судна. Поэтому среди части пассажиров бытует неверное представление о психологии летной работы: они считают ее  проявлением удальства  и самоутверждения  летчика –  в ущерб безопасности полета.

В-шестых, низкий уровень культуры пилотирования некоторых пилотов, резкое, грубое управление самолетом, без оглядки на реакцию пассажиров, вызывает ощущение неумелости, неопытности экипажа, пугает пассажиров и способствует развитию неприятных ожиданий и страха на будущее.

Реалии сегодняшнего дня настоятельно требуют учитывать все эти факторы при выполнении авиационных перевозок.

Взаимоотношения в полете «летчик – пассажир».

Летчик, человек, живущий в небе, обычно не воспринимает всерьез страхов пассажира, не придает им большого значения. Он вряд ли способен понять, как это – бояться того, что испытано им в тысячах полетов и доставляет скорее удовольствие, чем страх. Такова его психология. Умозрительно он понимает страх пассажира, сочувствует ему, но глубинного понятия страха перед перемещением по воздуху летчик лишен: это понятие атрофировалось еще в процессе учебных полетов. Страхи летчика существуют, но проявляются они совсем в других областях: в сфере принятия решений и ответственности за жизнь пассажиров и благополучный исход полета.

Кроме того, российский летчик не всегда умеет, стесняется общаться с пассажирской аудиторией

Летчик значительную часть времени проводит в полетах; он силой обстоятельств летной работы заключен в узкое пространство кабины или гостиничного номера и общается большей частью в кругу собственного экипажа. Отсутствие ораторского искусства, неумение правильно сформулировать мысль и расставить приоритеты присущи некоторой части старого контингента летчиков.

Иные капитаны стесняются  в полете выходить в салон, на обозрение пассажирам. Кроме того, угнетает необходимость объясняться на двух языках, как того требуют правила авиакомпании, особенно если аудитория русскоязычная.

Отсюда отсутствие желания лишний раз общаться с пассажирами через микрофон. В сложной ситуации общению с пассажирами мешает отсутствие свободного времени для объяснений.

Поэтому зачастую экипажи в полете сообщают пассажирам информацию минимальным  утвержденным набором обязательных   фраз.

Взаимоотношения в полете «пассажир – экипаж».

Пассажиры, подверженные аэрофобии, испытывают в салоне самолета значительное нервное напряжение.  Поэтому нередки необоснованные капризы, жалобы, нервные срывы, возмущение, претензии к бортпроводникам и экипажу.  Возникновению напряжения в полете способствует также и  алкоголь, активно употребляемый в качестве антидепрессанта.  Желание снять стресс оборачивается неудобствами для рядом сидящих пассажиров и бортпроводников, дестабилизирует обстановку в салоне и может стать взрывателем паники в особых случаях полета.

Надо не забывать, что, в случае аварийной посадки и экстренной эвакуации пассажиров, пьяные люди, мешая  выходу из самолета, создадут массу проблем, которые могут перевести ситуацию в разряд катастрофы.

Психология пилота в полете.

Пилот, летающий человек, имеет особую, недоступную земным людям психологию.

Я не везу, я – лечу.  Я решаю задачу своего Полета. Но я соотношу все свои действия с состоянием пассажиров. Я лечу плавно, уверенно, надежно. Я лечу красиво.

В полете на меня давят обстоятельства. Передо мной встают опасности. Я изворачиваюсь между опасностями и преодолеваю обстоятельства Полета. Но внутри меня  все время живет мысль о пассажирах за спиной, сколько бы их ни было. Я не понимаю, почему они так боятся, я их немного жалею, немного удивляюсь отсутствию у них терпения,  но стараюсь все движения рулями делать плавно, чтоб внутри не шелохнулось.

В минуту опасности мысль о пассажирах уходит далеко в закоулок мозга. Пассажиры – часть меня. Действуя для спасения, я  не задумываюсь, какой опасности подвергаются мои внутренности, – я их просто спасаю вместе с собой.

Пилот постоянно балансирует на грани осознаваемого  профессионального риска, в пределах узких рамок. Такова особенность летной профессии; глубинное внутреннее осознание этой особенности доступно только посвященным  и вырабатывается годами полетов. Это не безрассудство, а точный расчет и профессионализм.

Когда опасность минует, возвращается мысль о пассажирах за спиной. Я вас довезу.  Чувство профессиональной состоятельности: я справился, и справлюсь всегда.

Как борются с аэрофобией  за рубежом.

Сервис. С момента переступания порога человек чувствует заботливую опеку. В результате заботы аэропортовых служб практически отсутствует нервная накрутка перед посадкой на борт самолета. Чем невыгодно отличается работа служб наших аэропортов – это томление пассажира. Естественно, тревоги и неприятные ожидания пассажиров в отечественных аэропортах умножаются.

Информация. В общении западного  экипажа с пассажирами явственно ощущается психология человека, выросшего в обществе, где умение выгодно преподнести себя воспитывается с детства, а достоинство подкреплено хорошо оплачиваемым профессионализмом. Раскованность поведения в общении с большой аудиторией, полное отсутствие стеснительности, легкая фамильярность вырабатывают у пассажира впечатление о капитане воздушного судна как   хозяине положения и заботливом опекуне, который готов благополучно доставить человека согласно купленному билету, превратив полет в познавательную и неутомительную экскурсию по воздуху.

Система авиаперевозок за рубежом давно отлажена и стабильна. Авиалинии обслуживают воздушные суда известных марок, показавшие свою полную надежность в любых условиях.   Система подготовки летного персонала обеспечивается от простого к сложному, и на более тяжелый тип самолета приходят пилоты с более легкого типа, уже имея за плечами немалый командирский опыт. Летчики постоянно осваивают новые технологии работы, соответствующие требованиям времени.  Самолеты своевременно модернизируются и поддерживаются в хорошем техническом состоянии. Уровень цен на авиатопливо адекватен возможностям авиакомпаний и позволяет им заработанные деньги тратить на развитие компании и обновление парка, а также на качественное обучение персонала. Государство поддерживает развивающиеся авиакомпании.

Философия «человека-функции» в авиакомпаниях отработана, что обеспечивает полную взаимозаменяемость членов экипажа. Точность взаимодействия экипажей вызывает у посвященного человека искреннее уважение и восхищение.

В системе авиаперевозок явственно чувствуется один постоянный мотив: все для блага пассажира. Роль пассажира как «кормильца» гражданской авиации всячески подчеркивается.

Таким образом, налицо государственная политика поддержания в обществе уверенности  в  надежности авиационной системы.

Авиапассажир, постоянно пользующийся услугами ведущих западных авиакомпаний, отличается достаточно высоким уровнем бытовой культуры, толерантностью, дисциплинированностью. Хотя после высадки пассажиров в салонах самолетов западных авиакомпаний и остается, так же, как и в наших, немало мусора и бытовых отходов, этот казус обусловлен  скорее менталитетом общества, где постоянно, повсеместно  и тщательно работают уборочные службы.

На Западе давно развивается малая авиация, достаточно широкий слой населения имеет собственные летательные аппараты, и общий уровень авиационной культуры  достаточно высок.

Так отчего бы западному пассажиру бояться полетов. Конечно, среди пассажиров всегда встречаются личности, патологически боящиеся летать. Однако большинство пассажиров летает спокойно, воспринимая самолет как обычное, комфортабельное и безопасное техническое средство, предназначенное для  повышения уровня жизни.

Для тех же, кто все-таки не может самостоятельно бороться с о страхом полета, ведущие авиакомпании организуют специальные курсы, на которых, за довольно солидную сумму, профессиональные врачи и психологи читают курс лекций, рассчитанный на расширение кругозора в области медицинских и психологических аспектов полета, где расставляются акценты и определяются приоритеты работы над собой. Такая система подготовки хоть и оказывает, в основном, чисто психологическое воздействие, но результатом ее становится убежденность клиента в том, что столь серьезная подготовка, в конечном счете, должна дать положительный результат.

Что делать нам.

Наши проблемы порождены перестройкой общества. Огромное государство только что пережило тяжелую ломку. Налицо психологическая усталость народа. Потенциальный авиапассажир мечтает о покое, комфорте и гарантиях получения благ.

Но реалии сегодняшнего дня пока не позволяют говорить о каких-то серьезных новых наработках в системе авиаперевозок. Во многом вся наша жизнь еще опирается на обломки старого строя. Случаются сбои и катастрофы, большей частью обусловленные психологическим аспектом человеческого фактора, подверженного перестроечному синдрому.

В этом усматривается и причина аэрофобии. Потенциальный пассажир, напуганный сообщениями о единичных случаях катастроф, доведенными с помощью средств массовой информации почти до истерии, –  не доверяет авиаторам.

Гарантий нет ни в одной сфере деятельности, а в авиации их никогда и не было, потому что летать по воздуху – опасно. Но в свое время опасно было даже ездить по железной дороге, не говоря уже о плавании по морю.

Однако человечество не остановил страх, и транспорт продолжал и продолжает развиваться.

В авиации сейчас меняются все философские подходы.  Мы пытаемся перестроиться на западный лад.  Не все получается.  И первая причина: нет денег.

Денег нет потому, что высокие цены на топливо съедают всю прибыль. Авиакомпании, имея еще достаточно надежную, хоть и стареющую материальную часть, а также опытный летный контингент, топчутся на месте, будучи вынуждены высокими тарифами отпугивать потенциального потребителя.

Самолетный парк интенсивно меняется только в нескольких крупных авиакомпаниях, имеющих мощный административный ресурс. Туда приходит западная техника. Идет массовое переучивание летного состава. Этот процесс постепенно набирает обороты, он необратим.  Качество подготовки летного состава очень медленно, но неотвратимо улучшается. Повышается и общий культурный уровень летного персонала, в том числе языковый.

Второй аспект, тормозящий перестройку, – отсутствие отработанной системы менеджмента качества авиаперевозок, недостаточно высокий уровень корпоративной культуры авиакомпаний, неумение создать на борту приемлемый уровень сервиса.

Нужна государственная политика в области перестройки авиации, может, на уровне национального проекта. Пока государство не осознает и не проанализирует причины, а главное, не разработает механизмы регулирования цен на авиатопливо, проблемы будут оставаться.

Для повышения уровня авиационной культуры необходимо развивать малую авиацию, инфраструктуру вокруг нее, всеми средствами расширять авиационный кругозор народа. Нужно привлекать в авиацию грамотную, амбициозную, смелую молодежь.

Совершенно необходимо ограничить обсуждение в средствах массовой информации всяческих чрезвычайных происшествий и катастроф. Государство должно озаботиться созданием в стране нормальной рабочей атмосферы, а не нагнетанием всеобщего страха, одной из составляющих которого является пресловутая аэрофобия.

Необходимо всячески поддерживать разработку в средствах массовой информации программ, направленных на ознакомление и увлечение молодежи авиационными темами.

Чем больше информации, чем шире популяризация, чем меньше истерии в средствах массовой информации, тем меньше страхов будет у человека перед полетом.

Рецепт борьбы с аэрофобией «от Ершова».

Интересуйтесь авиацией вообще. Читайте популярные авиационные книги, смотрите фильмы, интересные авиационные телепрограммы, участвуйте в интернет-форумах,  учитесь летать на компьютерных флайт-симуляторах, на парапланах и дельтапланах, по возможности идите в аэроклубы, прыгайте с парашютом, осваивайте легкие самолеты. Это касается как мужчин, так и женщин. Так вы получите комплекс знаний об авиации, расширите свой авиационный кругозор, обретете интерес к Небу.

В 21 веке  авиационные знания должны стать неотъемлемой частью общей культуры человека. Для тех, кто сейчас боится летать, это важно: интерес и  знание снимают страх. Если каждый из нас будет иметь возможность получить о полете возможно больше информации, аэрофобия отступит.

И верьте экипажу, который вас везет.